Когда бы знал я, что надежды нет На большее слиянье о, мученье! И, мрамором ли став, или алмазом, Бросающим скупую жадность в дрожь, Иль яшмою, ценимой так высоко, Я скорбь мою, я все забыл бы разом И не был бы с усталым старцем схож, Гигантской тенью застившим Марокко. Меж созданных великим Поликлетом И гениями всех минувших лет - Меж лиц прекрасных не было и нет Сравнимых с ним, стократно мной воспетым, Но мой Симоне был в раю - он светом Иных небес подвигнут и согрет, Иной страны, где та пришла на свет, Чей образ обессмертил он портретом. Нам этот лик прекрасный говорит, Что на Земле - небес она жилица, Тех лучших мест, где плотью дух не скрыт, И что такой портрет не мог родиться, Когда художник с неземных орбит Сошел сюда - на смертных жен дивиться. Я гнал бы грусть, приглядываясь к ним, Что любо всем, того я ждал в волненье, Хотя дарит она успокоенье И благостна, как Божий херувим. Беседой с ней я часто ободрен И взором неизменно благосклонным. Но все без слов

ревность (Владимир Трошин)

А вот как прекрасные черты влекут Иоганна Вольфгана Гете: За работой милая уснула, Руки нежные на грудь сложила, Выронив и спицы, и вязанье. К ней подсев неспешно, стал я думать, Надо ли будить ее сейчас же, — А меж тем смотрел, каким покоем Полны были сомкнутые веки, Прелесть на щеках была приятна, И невинность с добротой сердечной Грудь то опускали, то вздымали.

В них возникло недоумение, которое почти мгновенно сменилось Наша история — ворох больных эмоций, ревности и осложнений, мы оба С радостью Но чувства кипели, пусть даже наш телесный контакт и свелся к.

Дух петраркизма в сонетах польского поэта. Столетие за столетием самые именитые мастера развивали мысль Возрождения, проявляя ее в поэтическом формотворчестве. Таким был подлинный мастер сонета Франческо Петрарка. Амур, вот светоч славы яснолицей, Той, что царит над естеством земным 8 — с. Франческо Петрарка, как яркий представитель эпохи Возрождения, играет в его творчестве весьма значимую роль. Это нашло подтверждение в любовной лирике польского поэта. Свет вечной жизни — лицезренье Бога, Не пожелаешь никаких прикрас, Так счастлив я, Мадонна, видя вас, При том, что жизнь — лишь краткая дорога 8 — с.

Мицкевич и не скрывает влияния своего итальянского собрата по перу. Он открывает цикл любовных сонетов эпиграфом из поэтических строк Петрарки. Едва явилась ты — я был тобой пленен. Знакомый взор искал я в незнакомом взоре 6 — с. Ее могла пробудить в душе только лишь сама богиня. Сравнение подобного рода, для того времени, были правилом, для которого не делалось исключение.

Едва запела ты — я был заворожен, И ширилась душа, забыв земное горе Как будто ангел пел

Франческо Петрарка

Франческо Петрарка Чиста, как лучезарное светило — Сонет Чиста, как лучезарное светило, Меж двух влюбленных Донна шла, и с ней Был царь богов небесных и людей, И справа я, а слева солнце было. Но взор она веселый отвратила Ко мне от ослепляющих лучей. Тут не молчать — молить бы горячей, Чтобы ко мне она благоволила!

Мы разошлись на полпути; Мы с тобой бестолковые люди Мы, посетив тебя ревность; Родина; Ростовщик; Рукоять; Русская песня; Рыцарь; Рыцарь на час; С работы; С цветком в руке, бледна и одинока. . И мигом исчезла мечта! Что за радость ослепнуть от блеска .. Сменился юношеский пыл.

Зовешь на путь, что сам терял не раз И вновь - еще решительней - оставил. С И то окно светила моего, Какое солнцу в час полдневный мило, И то, где злой борей свистит уныло Среди зимы, когда вокруг мертво; И камень - летом любит на него Она присесть одна, всегда любила; И все края, где тень ее скользила И где ступало это божество; И место и пора жестокой встречи, Будящая живую рану снова В тот день, который муку мне принес; И образ дорогой, и слово в слово Отпечатленные душою речи, - Меня доводят каждый раз до слез.

Увы, любого ждет урочный час, И мы бессильны изменить природу Неумолимой той, кому в угоду Недолго мир скорбит, лишившись нас Еще немного - и мой день погас, Но, продлевая вечную невзгоду, Амур не отпускает на свободу, Привычной дани требуя у глаз Я знаю хорошо, что годы кратки, - И сила чародейного искусства Едва ли больше помогла бы мне Два семилетия враждуют чувства И разум - и победа в этой схватке Останется на лучшей стороне.

И Ганнибал, когда он понял цену Чужих побед, обманывал людей И смех его был страшен Карфагену. Так чувства каждый человек таит, Прибегнув к противоположной маске, Приняв беспечный или мрачный вид. Когда играют радужные краски В моих стихах, то это говорит О том, что чувства не хотят огласки. Не смог развить, на лаврах почивая, - Так пусть его ошибка роковая Научит вас не опускать булат Медведица, лишившись медвежат При памятной пастьбе под небом мая, Рычит, клыки и когти обнажая, Что местью нам кровавою грозят.

Читать онлайн"Лирика" автора Петрарка Франческо - - Страница 12

Представим, что вы влюблены в супер фотомодель мужчину или женщину , при этом сами вы лежите в палате для больных горбатых карликов, и вы такой страшный, что вас боятся даже пациенты больницы. ревновать фотомодель, будучи маленьким уродцем, будет не логично. Вы же не обижаетесь на владельца квартиры в 1 млн. Вы просто не можете дать вашей фотомодели того, что она может получить без вас. Применяя финансовую терминологию в любовном мире, ревнивый карлик это любовный банкрот — платить не чем, а хочет многого.

Только если карлик превратится в высокого, красивого, богатого принца иногда просто богатого уже хватит он может справедливо претендовать на руку фотомодели.

В угоду ей я стал рабом, Я поборол в себе и ревность, и желанья; . В груди воскресла сила, И радость страшная, безумная на миг Всего меня Их песни радостно неслись, Вино сменилось им в забаву; Давно уж пир у них Если ж любим ты и счастлив мечтою, Годы беспечности мигом.

Меж двух влюбленных Донна шла, и с ней Был царь богов небесных и людей, И справа я, а слева солнце было. Но взор она веселый отвратила Ко мне от ослепляющих лучей. Тут не молчать - молить бы горячей, Чтобы ко мне она благоволила! Я ревновал, что рядом - Аполлон, Но ревность мигом радостью сменилась, Когда соперник мой был посрамлен. Внезапно туча с неба опустилась, И, побежденный, скрыл за тучей он Лицо в слезах - и солнце закатилось. С минуты той, когда бы лучше было, Чтоб смерть глаза мои навек смежила И меньшей красоты не видеть им, Расстался я с сокровищем моим, Но лишь оно воображенью мило И в памяти моей весь мир затмило, Что было близко - сделало чужим.

В закрытую со всех сторон долину - Предел, где я не так несчастлив буду, Вдвоем с Амуром возвратился я. Среди пустынных этих скал - повсюду, Куда я взор задумчивый ни кину, Передо мною ты, любовь моя. Но сила В любом верна - и милой я не мину. А там к ним благосклонны,- так сужу я:

Чиста, как лучезарное светило

Я вижу вас в сиянье наготы. Я завладел ревнивою перчаткой! Кто, победитель, лучший взял трофей? А ныне ты ж украдкой Фату похить иль облаком развей!.. Настал конец услады краткой:

Буря ревности и неприятия этой ситуации выворачивала меня на изнанку. . Домой я вернулась, но радость моя, от нахождения в родных стенах, продолжалась .. Живите настоящим,как в песне мигом одним!.

Сейчас это весьма серьёзная проблема, ибо дело сводится к тому, чтобы заставить пройти через это испытание всех художников, претендующих на правительственные заказы. Идея сама по себе не нова, и представляется вполне естественным, что к ней обратились как власти, боящиеся ответственности за свой выбор, так и сами художники; я имею в виду тех, чья доля в получении заказов ограничена.

Эта последняя, но весьма многочисленная группа своими протестами, способствовала огромной популярности идеи конкурсов. Художники эти с энтузиазмом восприняли её, как бы ни призрачен был шанс, который предоставляется многим из них благодаря конкурсу. Тщеславие нашёптывает каждому из нас, что он имеет на успех все права, о которых просто забыли, и что яркий свет публичного конкурса сделает это для всех очевидным; ну а если лавров не будет, можно утешиться мыслью, что публика отметила тебя и осуждает твоих судей.

С другой стороны, встав на вполне разумную позицию всеобщей справедливости, Вы склонны счесть это предприятие весьма великодушным и плодотворным, поскольку, полагаете Вы, ничто не мешает таланту вступить в состязание; напротив того, он обязательно выделится среди огромного количества претендентов. Поначалу мне, как и Вам, показалось, что это очень удобное средство для испытания таланта, подобное пробированию драгоценных металлов и позволяющее мгновенно извлечь его из толпы благодаря очевидному контрасту между хорошим и плохим.

Ах, милостивый, государь, если бы такое средство было найдено, какую бы проблему мы разрешили! Если мы позволим дойти до потомков одним лишь достойным восхищения произведениям, грядущим поколениям останется только благодарить нас за то, что мы так постарались ради их удовольствия; заодно мы, кстати, избавим от беспокойства и власти предержащие.

Сонеты [4/13]

И холм и дол - цветами все одето, Звенят листвою свежей деревца, Но и в земле, где ночи нет конца, Такое зреет лакомство, как это. В тепле творящем польза для плода. Так, если солнца моего земного Глаза-лучи ко мне обращены, Что ни порыв любовный, что ни слово - То ими рождено, но никогда При этом я не чувствую весны. СОНЕТ 10 Мечтаний наших, столп латинской чести, Кого Юпитер силой грозной мести С достойного пути столкнуть не смог, Дворцов не знает этот уголок, И нет театра в этом тихом месте, Где радостно спускаться с Музой вместе И подниматься на крутой отрог.

Все здесь над миром возвышает разум, И соловей, что чуткий слух пленяет, Встречая пеньем жалобным рассвет, Но здешние красоты меркнут разом, Как вспомню, что тебя меж нами нет. Померкли очи, ясные на диво, И золотого нет в кудрях отлива, И нет венков, и ярких платьев нет, И лик игрою красок не согрет, Что вынуждал меня роптать пугливо, - Тогда, быть может, страх былой гоня, Я расскажу вам, как, лишен свободы, Я изнывал все больше день от дня, И если к чувствам беспощадны годы, Хотя бы вздохи поздние меня Пускай вознаградят за все невзгоды.

Я, как выжатый мандарин, падала на пол, без сил со мной ты радости ловила передоз Что я, как в те деньки, остыну мигом . Личку по за минуту, которая била посуду и с ревностью да в скандалы.

Такие перемены и реакции не происходят в один миг. Это более свойственно переходом крайностей из одной в другую. До определенного момента он Вас очень ревновал со скандалами и истериками, что говорит о его заниженной самооценке и отсутствии уверенности в себе. Он не доверял ни Вам, ни себе, тем самым навесив Вам ярлык в своем сознании и возможно бессознательном, — девушки доступной всем.

Далее, ревность не ушла, она несколько видоизменилась. Теперь Вы в его представлении доступная всем девушка, у которой может быть не один партнер в отношениях. А доступным девушкам свойственно и секс втроем. Описывать ситуацию можно еще долго, вопрос в другом, и он к Вам: Вас лично устраивают такие отношения? Если да, продолжайте и развивайте их, экспериментируйте. Если нет, то прежде всего стоит оговорить это с самим МЧ, и уже далее, предпринимать соответствующие действия.

Сонеты на жизнь мадонны лауры

А когда любимый человек вытер о вас ноги? А вот нашей героини - Дарье пришлось пережить это чувство в который раз и каждый раз она ловила себя на мысли покинуть этот проклятый город, который сломал ее всю. Жених оказался мошенником и бросил ее одну в этом чужом городе, забрав все ее сбережения. Ведь из-за него начались все ее проблемы, начиная с ее личной жизни.

Она ни в коем случае не кандидат (сейчас) на реализацию, но — пусть вист где-нибудь на границе . PS. А вообще, ревность -- страшное дело; классики были правы. Ссылка на Мигом в бассейн с муренами кинут. . Это я понимаю, цель благородная, вот некоторым-то радость будет.

И камень был бы ими сокрушен. И вдруг исчезли — и она, и сон. Гершензона… ПИСЬМО К ПОТОМКАМ Коли ты услышишь что-нибудь обо мне — хотя и сомнительно, чтобы мое ничтожное и темное имя проникло далеко сквозь пространство и время, — то тогда, быть может, ты возжелаешь узнать, что за человек я был и какова была судьба моих сочинений, особенно тех, о которых молва или хотя бы слабый слух дошел до тебя. Суждения обо мне людей будут многоразличны, ибо почти каждый говорит так, как внушает ему не истина, а прихоть, и нет меры ни хвале, ни хуле.

Был же я один из вашего стада, жалкий смертный человек, ни слишком высокого, ни низкого происхождения. Род мой как сказал о себе кесарь Август — древний. И по природе моя душа не была лишена ни прямоты, ни скромности, разве что ее испортила заразительная привычка. Юность обманула меня, молодость увлекла, но старость меня исправила и опытом убедила в истинности того, что я читал уже задолго раньше, именно, что молодость и похоть — суета; вернее, этому научил меня Зиждитель всех возрастов и времен, который иногда допуекает бедных смертных в их пустой гордыне сбиваться с пути, дабы, поняв, хотя бы поздно, свои грехи, они познали себя.

Мое тело было в юности не очень сильно, не чрезвычайно ловко, наружность не выдавалась красотою, но могла нравиться в цветущие годы; цвет лица был свеж, между белым и смуглым, глаза живые и зрение в течение долгого времени необыкновенно острое, но после моего шестидесятого года оно, против ожидания, настолько ослабло, что я был вынужден, хотя и с отвращением, прибегнуть к помощи очков.

Lesson 7 - Repent, and be baptised... - The Pioneer School